66.24
75.71
17.79
Общины

Глава Союза еврейских студентов: «Ещё никогда евреи в России не жили так хорошо, как теперь»

На праздник Хануки «КП» узнала у Шоты Мирилашвили, стало ли у нас больше толерантности за последние годы.

В конце ноября распахнула двери Калининградская синагога — красивейшее здание бывшего Кёнигсберга было разрушено нацистами в 1938 году и сейчас отстроено заново. А вот на «толерантном Западе» ситуация с «еврейским вопросом», наоборот, всё больше напоминает события 80-летней давности. В апреле мигранты избили в Берлине двух израильтян из-за кипы (национального головного убора). Когда в ответ евреи и просто неравнодушные граждане устроили «митинг толерантности», на них снова напали молодчики из числа «новых немцев» ближневосточного происхождения, отобрав израильский флаг. Совсем недавно, 27 октября, фанатик-антисемит расстрелял синагогу в американском Питтсбурге, убив 11 человек… А как же на этом фоне чувствуют себя евреи в сегодняшней России? И каким мерам адаптации вернувшихся соотечественников нам можно поучиться у Израиля? Об этом в день Хануки — главного в году иудейского праздника — корреспонденту «КП» Эдварду Чеснокову рассказал лидер Всероссийского союза еврейских студентов Шота Мирилашвили.

- В 2006 году я учился в Литинституте, а там в ста шагах синагога на Большой Бронной. И вот в такой же зимний вечер — вдруг сирены, милиция, скорая… Оказалось, псих с ножом напал на синагогу, ранил раввина и прихожан. Кошмар, конечно.

- Как и в любой стране, в России по-прежнему встречаются случаи бытового антисемитизма и ксенофобии; предположу даже, что отдельные люди могут с ними все ещё сталкиваться, — но, насколько мне известно, за последние годы серьезных происшествии по отношению к евреям не происходило. Да, были единичные эпизоды осквернения иудейских кладбищ, разрушения надгробий. Но важна именно тенденция, и она положительна: российское общество становится более толерантным.

- В сценарии гайдаевской «Бриллиантовой руки» управдом произносит крылатую фразу: «Я не удивлюсь, если завтра окажется, что он тайно посещает синагогу». В итоговой версии это слово заменили на «любовницу». Видимо, гадали, что же для «общественного мнения» страшнее. Это 1968 год.

- Хочу подчеркнуть, что сейчас в России открыты двери синагог и общинных центров (и создаются новые); работают еврейские детские сады, школы, театры, Еврейский музеи и центр толерантности в Москве, кошерные рестораны и магазины, с размахом отмечаются крупные религиозные праздники — например, Ханука в Кремлёвском дворце. Всё это поддерживается на государственном уровне, то есть важно, что евреям не только на улице безопасно, а действительно в основной массе у диаспоры насыщенная и разнообразная жизнь.

- Анекдот брежневских времён. Парторг МГИМО отчитывает профессора: «Вы почему этого Нахимсона на экзамене не срезали?» — «Не мог, он знает предмет лучше меня».

- Отдельно хочу остановиться на том, что раньше многие евреи скрывали свое происхождение, сейчас же ситуация обратная. Сегодня евреи в России могут с гордостью открыто говорить, что они — российские евреи. Например, я как выпускник МГИМО могу сказать, что ещё несколько десятилетии назад евреев в нашем вузе можно было пересчитать по пальцам, а сейчас в университете даже есть Союз израильских студентов (Еврейский клуб) МГИМО, который входит в наш Всероссийский союз еврейских студентов. И на Хануку в МГИМО последние годы собирается по 150-250 человек при тёплой поддержке администрации, что раньше было сложно представить.

- Ещё один анекдот — уже горбачёвских времён. В ОВИРе (отделе виз и регистраций) так устали от звонков евреев, просивших выездную визу, что поставили на телефон автоответчик: «Ждите отказа… ждите отказа…» Сотни тысяч ваших соотечественников в 1980-90 годы из СССР-России бежали. А сейчас?

- Многие делали это вынужденно, в поисках лучшей жизни. Но ситуация за последние 20 лет изменилась. И я даже лично знаю нескольких человек, своих друзей и родственников, которые с удовольствием хотели бы репатриироваться в Россию, потому что они здесь выросли, у них российский менталитет, и они мечтают вернуться.

- Нарываясь на бюрократические препоны…

- Мне кажется, государство могло бы разработать стимулирующие меры по возвращению ранее уехавших граждан в Россию. Можно, например, рассмотреть успешный опыт Израиля по поддержке репатриантов (соотечественников, приезжающих на ПМЖ). Такой человек сразу получает пособия, подъемные, льготы, медстраховку, образование, налоговые преимущества, обучение языку, помощь с прохождением бюрократических процедур и многое другое.

- Но в России таки жить можно?

- Как гражданину Российской Федерации и еврею, мне комфортно и приятно находиться здесь, я не скрываю, что я иудей, а, наоборот могу с гордостью это заявлять. Я чувствую уважение и дружелюбное отношение со стороны окружающих — и сам так же с уважением отношусь к другим национальностям и конфессиям, к русскому народу, наблюдаю хорошие межнациональные отношения в стране. И благодаря такой атмосфере национальные общины в России, в том числе еврейская, успешно живут и развиваются.

Беседовал Эдвард Чесноков 

Источник: Комсомольская правда

Комментарии