64.63
72.25
18.09
Культура

«Будь моя воля, я вообще бы никогда не выпускал спектакли». Льву Додину - 75

Художественный руководитель МДТ - Театра Европы Лев Додин озвучил свою формулу счастья на встрече со студентами в Бахрушинском музее. «Будь моя воля, я вообще бы никогда не выпускал спектакли. Репетировать так интересно! С каждой репетицией мы все время что-то находим... Всю жизнь думаю: как бы ликвидировать премьеру! Это самый ужасный для меня момент». Он и серию своих книг назвал «Путешествие без конца», считая погружение в миры Чехова, Достоевского, Шекспира замечательным приключением, бесконечной авантюрой, когда идешь и не знаешь, чем дело кончится.

МДТ - Театр Европы знаменит тем, что репетиции здесь длятся годами. И все же иногда случаются премьеры. Ближайшая, как бы это ни огорчало автора идеи Льва Додина, должна состояться в конце сезона - в июле. Она посвящена уголовному суду над романом Гюстава Флобера «Мадам Бовари» и является частью задуманного театром фестиваля-исследования «...Да не судимы будете». Программа (ее соавторы - Игорь Евсеев и Валерий Галендеев) рассчитана на годы вперед. Среди будущих героев Марина Цветаева, лорд Байрон, Дэвид Герберт Лоуренс, Иосиф Бродский...

Зрители уже ознакомились с первым исследованием «Вакханалия. Пастернак», в котором на основе архивных документов анализируется судьба романа «Доктор Живаго». Сталкиваются разные мнения, возникают персонажи известные и не очень - политики, писатели, журналисты. На первый взгляд, типичный «театр.doc». Сам этот формат не гарантирует эмоционального воздействия. Однако, притом что и история известная, и поступки людей, заваривших кашу вокруг книги, в СССР не публиковавшейся, но получившей Нобелевскую премию, памятны, спектакль МДТ, погружая в эпоху полувековой давности, заставляет зрителей вновь прочувствовать «гул времени».

У актеров тут нет больших ролей. Персонажи, даже Пастернак в исполнении Сергея Курышева, лишь эскизно обозначены. Но, поскольку в «Вакханалии» собраны главные актерские силы театра, коренной состав, люди просвещенные и думающие, увлекает сам процесс исследования. Зрители вместе с актерами взвешивают все за и против, изучают мотивы заблуждений, лжи, предательства и фарисейства. И сами делают выводы, от которых - мороз по коже.

Флобер - фигура для нас более далекая. Не все помнят, что автора и издателей знаменитого романа (без которого, наверное, и «Анны Карениной» не было бы) обвиняли в отрицании красоты и добра, изображении темных сторон жизни. Здесь были свои сторонники и гонители. Их голоса - письма, статьи, речи адвокатов и обвинителей - прозвучат в спектакле. Казалось бы, Франция, середина XIX века, провинциальные нравы - что может быть общего с нашим временем и нашими заботами? И все же... Как судьба самой Эммы Бовари, так и восприятие книги современниками близки и понятны нам. Не все способны вслед за Флобером воскликнуть: «Мадам Бовари - это я!», но задуматься над этим утверждением полезно. Чем и занимаются артисты, для которых, как и для автора книги, «пыл исследования - счастье благородных душ». Вот и еще одна формула счастья, которая вовсе не чужда Малому драматическому театру.

Когда Лев Додин ставил свои чеховские спектакли, казалось, что он скептически относится к спорам героев о счастье, а вот прозрения принимает близко к сердцу. Его увлекают, как он сам говорит, «длинные мысли». Поэтому в союзники здесь берут большую литературу, замечательных людей. Здесь не воюют с авторами, а пытаются их понять. Ищут ответы на главные вопросы времени. Даже не слишком обнадежены перспективой когда-нибудь перебраться в новое здание. И все же птицу счастья уже поймали: после премьеры «Братьев и сестер» Федор Абрамов подарил театру резную деревянную фигурку. О судьбе абрамовской прозы на сцене МДТ тоже можно было бы поставить спектакль для фестиваля-исследования. Но пока додинцы не спешат зачислить себя в компанию классиков.

Источник: Санкт-Петербургские ведомости

Комментарии