65.51
74.33
18.11
Интересное
Юрий Табак

В прекрасном мире (из историй «Яд Вашем»)

Страница из тетради Юдит Таубе

Кулинарничать, кудесничать на кухне любят многие женщины. В радости, отдыхая от работы,  надеясь увидеть радостную улыбку сытых и довольных домочадцев. 

Любимым занятием двух венгерских евреек, Эдит Гомбуш (Пир) и Юдит Ауфрихтиг (Таубе), тоже  было сочинять и записывать рецепты. Но атмосфера была совсем не домашней, да и плиты рядом не было.

Юдит, жившая с 1938 г. в Амстердаме,  была членом голландского подполья и занималась обеспечением поддельными продуктовыми карточками и продовольствием еврейских семей, скрывавшихся на голландских фермах. После доноса одной голландки она была депортирована в 1944 г. в Вестерборк, а затем в Равенсбрюк, где работала на заводе Siemens.

В том же году была депортирована в Равенсбрюк и Эдит. Они работали на заводе "Сименс", стали лучшими подругами и еще ухитрялись помогать подполью. Так, Эдит стало известно об особой осторожности, требуемой при изготовлении незаменимых деталей для ракет. Информация была  передана действовавшему в лагере чешскому подполью, и на следующий день детали были сломаны.

 Но голод преследовал их неотступно. И составление  рецептов стало их борьбой за жизнь. Началось с того, что одна голландка предложила Эдит поделиться рецептом кугла из груш. Та ответила, что никогда его не ела и потому не особенно по нему страдает. Она вообще не умела ничего готовить, потому что выросла с бабушкой. Но голландка попросила записать рецепт: "Мне это очень важно". Женщины стали придумывать рецепты, а Эдит их записывала.

Эдит вспоминала: "Было очень холодно. Нас трясло – не только из-за нехватки одежды, но и из-за отчаянного голода. Если ты голоден, тебя не волнует ничего, кроме еды. Тогда мы начали говорить о замечательных блюдах, что подавались на семейных трапезах в лучшие времена. Я попросила своих подруг по лагерю записать их рецепты, в надежде, что, когда придет освобождение, я наполню свой изголодавшийся желудок этими изысканными яствами. Оглядываясь назад, я думаю, в этих наших фантазиях мы искали утешение".

Тетрадь Эдит Гомбуш.jpg
Тетрадь рецептов Эдит Гомбуш

Она работала в офисе и  достала оберточную бумагу. Ее подруга Алисия нашла проволоку, которой связывались страницы, и разукрасила обложки поваренных тетрадок. При необходимости тетрадки прятались под одеждой.   

Однажды Юдит заболела и оказалась в лагерном лазарете, Эдит передала ей кусок хлеба из пайки и письмо:

"Дорогая Юдит,

Мне очень жаль, что мы не провели этот день вместе в нашем прекрасном мире и не пообедали вместе. Чтобы ты хотя бы смогла насладиться нашим воображаемым меню, я тебе его опишу.

Утро: завтрак в карлсбадском стиле — яйцо, масло, сыр, джем.

До полудня: в 10 мы поели йогурт, лангош, редис.

Обед: картофельный суп со сметаной и лавровыми листьями, спаржа со сливками и панировочными сухарями. Жареные яйца и говядина в томатном соусе с макаронами. Жареные яблоки в ванильном соусе.

Во второй половине дня: горячий шоколад со взбитыми сливками и хлеб с миндалем.

Вечер: костный мозг, жареный картофель с луком, салат с зеленым луком, печенье и черный кофе, фрукты.

Мы с Клари очень наелись, съели все подчистую, а тебе оставили только маленький кусочек хлеба".

Обе выжили. Обеим удалось сохранить тетрадки с рецептами.

Эдит уехала в Австралию и передала свой экземпляр в сиднейский музей Холокоста.

Юдит уехала в Израиль, стала религиозной, передала свой экземпляр в «Яд Вашем». Когда музеи списались, подруги нашли друг друга. 

«Яд Вашем» обратился к Юдит с просьбой опубликовать факсимиле рецептов. Она ответила отказом, заявив: будучи религиозной женщиной, она не хочет публиковать некошерные рецепты блюд лагерного периода: "Ведь мне еще растить внуков..."

Ее смущала некошерность рецептов.

Это тот случай, когда любые слова будут лишними. 
Комментарии

Теги