63.96
71.92
17.79
Мнения
Лев Авенайс
Мнения

Пасьянс после выборов

Второй день подведения итогов выборов выдался не менее нервным, чем первый. Окончательные итоги ожидали еще к полудню. 11 апреля в 8 часов 42 минуты на сайте ЦИК появились данные после подсчета 199 тысяч из около 250 тысяч так называемых «двойных конвертов» — голосов солдат, заключенных, госпитализированных в больницах и официальных представителей Израиля за рубежом. Согласно этим данным, «Новые правые» все-таки преодолевали электоральный барьер «на тоненького». После этого сайт завис и в течение всего дня не обновлялся.  Позже председатель ЦИК объявил, что произошли ошибки при передаче данных на сайт.

Начались разборки, протесты партий – в общем, всё, как принято при демократии. Протестовали МЕРЕЦ и «Новые правые». Партии требовали пересчета голосов… Но, как бы то ни было, к полуночи, после драматического телерепортажа о неудачном прилунении израильского лунника «Берешит», пришли окончательные данные. Обычно после вскрытия двойных конвертов изменения в распределении мандатов бывали более значительными. На этот раз они были минимальными. Беннет и Шакед таки не прошли в кнессет. Им не хватило всего около 1400 голосов (это вроде одной сотой секунды на финише стометровки). Чисто по-человечески я им сочувствую, чисто «по-политически» — рад такому исходу. В результате уточнения еще один мандат достался Ликуду, что делает его «партийную» победу над «Кахоль лаван» бесспорной. Этот мандат был отнят у «Яадут а-тора». Так что, всё осталось в «право-религиозной семье» — соотношение мандатов между лагерями осталось неизменным. Теперь начался следующий этап политического процесса – коалиционные переговоры и дележ портфелей.
Несколько дней назад я сделал в «Релеванте» попытку прогноза послевыборного расклада. Увы, мне нет оснований гордиться своей прозорливостью.  Правда, в отличие от Мины Цемах, которая винила в своем провале на экзит-пуле израильтян, которые лгали на выходе ее работникам, я никого, кроме себя винить не буду. Ну, разве что, израильтян, проголосовавших не так, как мне хотелось (Это, разумеется, шутка).

Я ставил на создание правительства «национального единства» (ну это такой странный термин, вроде термина «город развития» для обозначения самых отсталых города). Увы, сейчас это уже не актуально. Нетаниягу может сформировать право-религиозное правительство, как он и обещал, примерно в том же составе, какой был до роспуска кнессета.

Нетаниягу при ведении коалиционных переговоров вот уже несколько каденций придерживается одной и той же тактики. Сначала он ведет коалиционные переговоры, в результате чего самые престижные и «жирные» портфели уходят к партнерам по коалиции. А однопартийцам остаются в основном второстепенные, а то и просто символические портфели, вроде министра по делам Иерусалима (при «живом» мэре!) или министра по региональному развитию, о деятельности которого СМИ не вспоминают ни разу за каденцию.

Вот и на этот раз всё, наверняка, будет так же. Состав коалиции в этот раз почти не изменился, так что и портфели в значительной части останутся в руках тех же партий, что и в прошлом правительстве.  Правда, «освободились» портфели Беннета и Шакед. Думаю, как я писал позавчера, Нетаниягу может быть доволен тем, что «сладкая парочка» не прошла в кнессет. Тут есть и «семейная» неприязнь к Беннету (Сара, по слухам, ненавидит Беннета), и политический расклад. Беннет намеревался потребовать в ходе переговоров портфель министра обороны, на который он претендовал сразу же после отставки Либермана. И Нетаниягу пришлось бы как-то увязывать амбиции Либермана и Беннета, что было бы непросто. Сейчас же практически все обозреватели отдают кресло министра обороны Либерману. Впрочем, с Либерманом (и у самого Либермана) есть еще ряд проблем, о которых — ниже. Пост заместителя министра здравоохранения (с полномочиями министра) так же останется у рава Яакова Лицмана из «Яадут а-тора», несмотря на катастрофическое положение в сфере здравоохранения, о котором все говорят и пишут. Формальному же министру здравоохранения – которым, наверняка, останется Нетаниягу, заниматься этой сферой недосуг.

Министерство финансов тоже, вероятней всего, останется за Кахлоном. Поговаривают, что Биби предложил Кахлону вернуться со своей командой в лоно «Ликуда», и, возможно, это даже станет предметом торга вокруг этого кресла. Арье Дери по традиции, скорей всего, займет пост министра внутренних дел. Но со своими восемью мандатами он может претендовать еще на пару второстепенных министерств, которые вряд ли волнуют читателей «Релеванта». Правда, с Дери есть одна существенная проблема. У него юридическая ситуация существенно отличается от положения Нетаниягу. Глава правительства может занимать свой пост вплоть до вступления приговора суда в законную силу. А, учитывая наше неспешное правосудие, вместе с апелляциями по инстанциям это вполне может занять всю каденцию. Дери же уже в ближайшие несколько месяцев имеет все шансы получить на руки обвинительное заключение. И, согласно закону, министр, которому предъявлено уголовное обвинение, обязан покинуть свой пост. Более того, не исключено, что Мандельблит даст Нетаниягу рекомендацию уже сейчас не назначать людей, в отношении которых ведется расследование, на министерские посты.

Идем дальше. Возможно, со своими пятью мандатами НДИ сможет заполучить и привычный пост министра алии и интеграции для Одеда Форера. Рвущихся занять этот пост, обычно, нет. Разве что, Биби отдаст этот кресло какому-то обойденному министерскими постами ликуднику. Из «тяжелых» портфелей интерес представляет пост министра иностранных дел. Сохранит ли Нетаниягу этот пост за собой или передаст кому-то из ликудников? Но на нашей повседневной жизни это вряд ли скажется. Главные переговоры – со США, Британией, Германией, Францией и Россией — Нетаниягу, как обычно, оставит за собой.

Главная драма – это борьба за министерские посты, оставшиеся свободными после того, как за бортом кнессета остались Беннет и Шакед. Кто теперь будет «дирижировать» Багацем и отвечать за образование юных израильтян? На эти посты претендует Блок правых партий. Смотрич покушается на пост министра юстиции. Это представляет очень серьезную угрозу для всей юридической системы Израиля. На этот пост вообще очень много претендентов. Среди них – Ярив Левин, который привержен принципу разделения властей ничуть не больше, чем Шакед, и тоже полон решимости «дирижировать» БАГАЦем.  Еще в качестве претендентов на этот важный пост рассматривают ликудников Гидеона Саара, Гилада Эрдана, Юваля Штайница… Эти люди лично мне кажутся более взвешенными и умеренными политиками.

Если Смотричу не достанется пост министра юстиции, он будет настаивать на кресле министра образования. Что тоже представляет серьезную угрозу для этой системы, учитывая радикальные религиозные взгляды Смотрича. Будет очень печально, если Нетаниягу будет вынужден отдать ему эту должность.

И снова – о Либермане. Этот опытный политик весьма непредсказуем. Ну, кто мог предположить после выборов 2015 года, что Либерман предпочтет остаться в оппозиции? Вот и сейчас сразу после оглашения результатов выборов Либерман внезапно уехал на отдых в Вену, и даже не взял на себя обязательство рекомендовать президенту Нетаниягу на пост главы правительства. У Либермана есть своя проблема: закон о призыве. Ясно, что ортодоксы будут настаивать на исправлении закона о призыве, из-за которого, во многом, пришлось идти на эти выборы. Либерман же всегда заявлял, что он не готов поступиться ни одним пунктом в законе, разработанном ЦАХАЛем и министерством обороны в бытность Либермана его министром. Кроме того, Либерману придется «поступиться принципами» в вопросах отношений религии и государства, которые он сделал ключевыми в своей предвыборной кампании. Что выберет Либерман? Я бы не стал делать однозначного прогноза.

Вот такой мой личный анализ ситуации перед формированием правительства. Но в дело может вмешаться план ближневосточного урегулирования Трампа, если он будет опубликован до момента приведения правительства к присяге. Впрочем, как писал Достоевский, это уже совсем другая история.

Источник: Релевант